Ксения Баранова
Детектив Эбола
Человек, открывший вирус Эбола, рассказывает о том, как это было. Перевод BBC

В сентябре 1976 сверкающий голубой термос с неизвестным содержимым поступил в Институт тропической медицины в Антверпене, Бельгия.

_76297645_ebola-investigation-piot-1976copy

В тот день лаборатория была в распоряжении Питера Пиота, двадцатисемилетнего научного сотрудника, окончившего медицинскую школу по специальности “клинический микробиолог”.

«Это был самый обыкновенный термос, один из тех, что мы используем, когда хотим сохранить кофе горячим» — вспоминает Пиот, ныне директор Лондонской школы гигиены и тропической медицины.

Но в термосе находился совсем не кофе – там было кое-что совершенно иное. Несколько тающих кубиков льда перемежались с ампулами с кровью. Прилагалась записка.

_76282706_piot_antwerpcopy

М-р Пиот (справа) в институте Тропической медицины. Антверп, 1976 год

Текст был написан бельгийским доктором, на тот момент работавшим в Заире (сейчас — Демократическая Республика Конго). В записке говорилось, что образцы крови принадлежат бельгийской монахине, которую одолевает неизвестный науке недуг.

Эта необычная посылка проделала нелегкий путь из столицы Заира — города Киншаса — в ручной клади одного из пассажиров.

«Когда мы открыли термос, то обнаружили, что одна из ампул была разбита, кровь вытекла и смешалась с водой, образовавшейся при таянии льда» — говорит Пиот. Он и его коллега совершенно не подозревали, насколько опасно было содержимое. Вместе с кровью в ледяную воду попал смертельно опасный и совершенно неизученный вирус.

Образцы были обработаны командой Пиота точно так же, как обрабатывались сотни их предшественников, но когда ученые поместили клетки крови под электронный микроскоп, они обнаружили кое-что неожиданное. «Мы наблюдали в микроскоп вирус, это было очевидно. Удивительным было то, что внешне он напоминал гигантского червя. Такие размеры и форма не свойственны вирусам» — отмечает Пиот. «Единственным вирусом с подобными параметрами, известным ученым на тот момент, был вирус Марбург».

_76322213_ebola_em_image001

Вирус Марбург был впервые обнаружен в 1976 году, когда одновременно обнаружился 31 больной со схожими симптомами, а именно с геморрагической лихорадкой. Заболевание было зарегистрировано в Марбурге и Франкфурте в Германии и в Белграде, столице Югославии. Вероятно, эта эпидемия, в результате которой погибло семь человек, распространилась работниками лаборатории, тестировавшей инфицированных обезьян, привезенных из Уганды.

Пиот имел представление, насколько может быть опасен вирус Марбург. Тогда он привлек экспертов со всего мира, которые единогласно опровергли предположения Пиота. Очевидно, под микроскопом находилось что-то совершенно иное, что-то совершенно новое.

«Трудно описать мои эмоции в тот момент, наверное, я был в экзальтированном состоянии» — вспоминает Пиот. «Я чувствовал, будто именно в эту секунду, в эту великую секунду открытия, я нахожусь выше всех и выше всего».

До Антверпена дошли новости, что монахиня, находившаяся под наблюдением доктора в Заире, скончалась. Также команда получила сведения, что множество других людей на отдаленных африканских территориях заражены этим загадочным вирусом. Симптомы у всех были схожи: лихорадка, диарея, рвота с последующим кровотечением и неизбежная смерть.

Через две недели Пиот, никогда ранее не бывавший в Африке, прилетел в Киншасу. «Это был ночной перелет и я никак не мог заснуть. Наверное, я был слишком воодушевлен, что вот-вот увижу Африку, исследую вирус и смогу остановить эпидемию».

Поездка в Киншасе не закончилась. Команда отправилась в самый центр развития эпидемии, в деревушку, расположившуюся среди экваториальных джунглей, в тысяче километрах к северу. Топливо и оборудование были погружены в лэндровер, который должен был быть переправлен вместе с командой на местном самолете. Пиот вспоминает, что перелет был организован личным врачом президента Мобуту, на тот момент действующего лидера Заира.

_76282714_landroverbumba-piot-1976-pgcopy

Когда мы приземлились в Бумбе, речном порту, расположенном в самой северной точке реки Конго, то ощутили, будто в воздухе и правда завис страх: загадочное заболевание было этому причиной. Даже пилоты, доставившие команду, не пожелали задерживаться в этих местах надолго. Они завели моторы и, как только пассажиры покинули борт самолета, поднялись в небо.

«Когда они улетали, то кричали ‘Adieu’» — говорит Пиот. «Обычно, когда люди прощаются на французском, они говорят ‘Au revoir’, но когда они говорят ‘Adieu’…Да это все равно что сказать: ‘Мы больше никогда не увидимся, прощайте’».

_76309017_2-yambukuteamarrival-20oct1976

М-р Пиот (второй слева). Ямбуку, 1976 год

Итак, мы стояли на шоссе и наблюдали, как улетает самолёт, осознавая, что столкнулись лицом к лицу со смертельным неизвестным вирусом в чужих краях. Уверен, некоторые на нашем месте пожалели бы о своем решении.

Я не был напуган. Воодушевленный предстоящим исследованием и желанием остановить эпидемию, я был готов к любой работе, несмотря на то, что процент летальности изучаемой инфекции был в разы выше, чем тех, с которыми мы работали ранее.

Любопытство и любовь к приключениям, которые привнес Пиот в унылую атмосферу тех мест, развились у него, когда он, будучи еще совсем мальчиком, жил в сельской местности в регионе Фландерс в Бельгии.

Музей, располагавшийся рядом с домом Пиота, был посвящен местному святому, боровшемуся с лепрой. Это и стало тем самым местом, где Пиот получил свое первое представление о мире болезней и микробиологии.

«Однажды я решил прокатиться на велосипеде к музею. Меня до глубины души поразили старые фотографии людей, страдающих от проказы» — вспоминает Пиот. «Этот случай обнаружил мой интерес к медицине, я стал тянуться к естественнонаучным знаниям и открывать в себе желание помогать людям. Я надеялся, это откроет мне мир».

Увлечение медициной и правда открыло Пиоту мир.

Точкой назначения была деревушка Ямбуку в ста двадцати километрах от Бумбы, где их высадил самолёт. В Ямбуку находились организованные католической церковью школа и госпиталь, где трудились священник и монахини. Все они были бельгийцами.

«Местность была крайне очаровательна. Миссионерские постройки были окружены девственными джунглями, земля имела красноватый оттенок – природа была удивительно богата. Только вот люди были страшно бедны» — говорит Пиот. «Джозеф Конрад нарек эти места «Сердцем Тьмы», но я уверен, здесь достаточно света».

Красота Ямбуку противоречила ужасу, открывшемуся местным жителям. Первыми людьми, которых встретил Пиот, когда прибыл на место, были монахини, сбившиеся в группку, и священник, забаррикадировавшийся от инфекции в гостевом доме. Этот дом служил местом, которое запрещалось посещать больным; таким образом внутри поддерживались исключительные санитарные условия.

На канате при выходе из дома красовалась надпись, сделанная на местном языке Лингала. Она сообщала: «Пожалуйста, остановитесь. Тот, кто сделает шаг вперед, может умереть». К тому моменту они потеряли уже четырех коллег. Всё, что они делали — это молились и ждали смерти

_76283494_ebola-belgiannun-piot-1976copy

Пиот вприпрыжку преодолел порог дома и провозгласил во всеуслышание, что команда поможет справиться с эпидемией. «Когда тебе 27, ты в таких вещах не сомневаешься» — говорит он.

Монахини рассказали новоприбывшим исследователям, что произошло. Они говорили об их коллегах и людях из деревни, что уже умерли. Клялись, что пытались помочь всем в силу своих возможностей.

Целью номер один была остановка эпидемии, но сначала команде предстояло узнать, каким образом вирус передается от человека к человеку: воздушно-капельным путем, через пищу, при непосредственном контакте или распространяется насекомыми. «Для начала мы должны были сформулировать необходимые вопросы. Весь процесс вообще очень походил на детективное расследование» — говорит Пиот.

_76283495_mapofvillages

Было три вопроса:

  • Как прогрессирует эпидемия? Представление о том, где и когда каждый пациент подхватил вирус — это та площадка, с которой мы можем стартовать.
  • Откуда прибыли инфицированные люди? Команда навестила все деревни в окрестностях и отметила те из них, что были поражены вирусом. Было очевидно, что все они территориально расположены вблизи больницы.
  • Какова группа риска? Команда обнаружила, что по большей части именно женщины подвергались заболеванию, и, как ни странно, подавляющее их большинство находилось в возрасте от 18 до 30 лет. Дело в том, что многие женщины из этой возрастной группы были беременны и поэтому посещали клинику пренатальной медицины при госпитале.

Мрак, до сих пор покрывавший тайну, начал понемногу рассеиваться.

Оказалось, что всем посещавшим клинику женщинам делались профилактические прививки. В день выдавалось только по пять шприцов, иглы использовались бессчетное количество раз. Неудивительно, что вирус так стремительно распространился среди пациенток.

«Итак, всё начинало проясняться» — вспоминает Пиот. «Кроме разговоров, внимания, некоторой статистики и логического мышления больше ничего и не потребовалось».

Помимо всего прочего команда обратила внимание на то, что люди часто заболевали после посещения похорон. В обычаи обитателей тех мест не входили асептические мероприятия во время подготовительных обрядов. А ведь тело умершего чуть ли не «набито» вирусными частицами.

Остановить распространение инфекции –таков был второй пункт нашего плана.

«Мы систематически совершали обходы близлежащих деревень. Все больные непременно направлялись в карантин»- говорит Пиот. «Мы также помещали в карантин любого, кто имел прямой контакт с зараженным. Приходилось объяснять коренным жителям, как правильно хоронить жертв эпидемии, а при последующих обходах проверять, насколько хорошо усвоены правила».

_76301761_piot_ebola_notebook003

Данные опроса местных жителей

Территориальная близость больницы, использование карантина, а также все необходимые мероприятия, направленные на повышение грамотности населения в вопросах гигиены, в конечном счете ускорили приближение конца ужасающей эпидемии. Но к тому моменту умерло уже около трёх сотен людей.

Пиот и его коллеги достаточно хорошо изучили вирус за три месяца пребывания в Ямбуку. Оставалась одна небольшая деталь: вирусу не хватало названия.

Не слишком хотелось называть вирус в честь деревни-эпицентра заболевания, ибо как раз чести это бы ей не прибавило. Никто не хочет, чтобы сохранялась связь между родным местом обитания и повальной инфекцией, погубившей близких людей» — замечает Пиот.

Команда решила дать вирусу название по речке, протекающей в Заире. Дело в том, что у исследователей имелась только одна не слишком подробная карта Заира, и ближайшая река, которую им удалось разглядеть, была река Эбола. С тех пор вирус, что прибыл в термосе в Антверпен несколько месяцев назад, стал именоваться вирусом Эбола.

_76284751_ebolariver-piot-1976copy

Река Эбола. 1976 год

В феврале 2014 года Пиот возвратился в Ямбуку во второй раз с того самого момента, как проводил здесь исследования, чтобы отметить свой 65-й день рождения. Ему посчастливилось встретиться с Сукато Мандзомба (Sukato Mandzomba), одним из немногих, кому в далеком 1976 году удалось подхватить вирус и при этом выжить. «Увидеть его вновь – подобно чуду» — говорит Пиот.

В то время, когда в Ямбуку свирепствовал вирус, Мандзомба работал медбратом в местном госпитале. Он знает французский, поэтому для Пиота не составило труда понять его. “Он до сих пор живет в Ямбуку и до сих пор работает в медицинской сфере — на данный момент он управляет лабораторией. Это просто нечто, я был по-настоящему впечатлен встречей”- говорит Пиот.

Прошло 38 лет с момента первой эпидемии чудовищного вируса, и вот мир снова борется с эпидемией. Более 600 человек умерло в странах Западной Африки:  Гвинее, Либерии, Сьерра-Леоне. Настоящая ситуация беспрецедентная, распространение вируса на территории сразу трех стран сильно осложняет положение.

“Для меня это в первую очередь стало изучением не столько вируса, сколько себя.” На практике множество факторов может усложнить борьбу с инфекцией. Зараженные люди в мало развитых сообществах могут быть просто-напросто отвергнуты ими, в результате чего оказание помощи им будет затруднено. Дело в том, что в некоторых культурах бытует мнение, будто болезнь является наказанием за колдовскую деятельность. Бывает и просто среди населения распространено недружелюбное отношение к медицинским работникам.

“Мы не должны забывать, что подобное явление вызвано бедностью, слабостью и ненадежностью системы здравоохранения. Неудивительно, что население не привыкло доверять докторам,”- говорит Пиот. Он утверждает, что информирование, коммуникация и заинтересованность лидера коммуны в своих подопечных может оказаться более важным фактором, чем регулярное наблюдение у врача.

_76284902_peter-sukato-yambuku-2104copy

М-р Пиот и Мандзомба. Ямбуку, февраль 2014 года

Эбола изменила жизнь Пиота: сразу после исследования одного вируса он принялся за другой, а именно за вирус иммунодефицита человека (ВИЧ). Также Пиот сделался исполнительным директором организации UNAIDS. “Это позволило мне делать те вещи, про которые, как я раньше думал, пишут только в книжках. Я нашел свое истинное предназначение — работать над здравоохранением в развивающихся странах,”- говорит Пиот.

В отсутствие вакцины и лекарств, у нас все тот же неизменный алгоритм действий по борьбе с вирусом, что и был в 70-х. “Мыло, перчатки, изолирование больных и тех, кто с ними контактировал в последнее время, использование только новых шприцев. В теории победить Эболу просто”- говорит Пиот.


Если вы нашли опечатку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


Понравилась статья? Подпишитесь!

Чертоги разума

Как работает память, какие механизмы помогают нам запоминать и где хранятся наши воспоминания

Жизнь из машины

Как устроены современные бионические протезы